Тильзит

1552 - 1945

     
   
 
 
     
 
СОВЕТСК
 
   
Таким образом, к середине I века после P. X. в германском язычестве отчетливо различимы еще моменты природной религии. Однако вместе с усложнением жизни боги и богини все чаще вмешивались в людские дела, специализировали свою деятельность и обретали все большую конкретность.

Мы, однако, в состоянии наблюдать этот процесс лишь односторонне — постольку, поскольку отобразили его скандинавские и исландские поэты. Последние же специфически индивидуализировали и конкретизировали германский пантеон: такая конкретизация отвечала духу воинственных викингов. Было бы ошибкой приписывать всему германскому народу и его мирочувствованию черты, отличающие лишь отважных и жестоких авантюристов, мелких конунгов с их военными дружинами, которым тесно было на своей родине —в Скандинавии, Исландии, Дании, Фрисландии: постоянно бороздя своими кораблях, своими «драконами», моря, они разоряли побережья Европы, Британию и Ирландию. Подобные герои водились, разумеется, и в других местах, особенно в пору войн и великого переселения народов. Эти - то воины и не любили мира —ingrata genti quies, а не весь народ, которого они составляли лишь малую, хоть и ведущую в военную пору часть. Куда сложнее было уговорить их возделывать землю, нежели искать врагов или пересчитывать свои раны. Они любили предаваться лени и не любили покоя.
Викинги «никогда не спали в курной избе, никогда не опустошили у камина ни одного рога пива». «Свирепая буря споспешествует гребцам; завывающее небо и раскаты грома нам не страшны; гроза служит нам, освещая корабль, указуя ему путь...» Викинги любили опасность и шум битвы, ничего не боялись и никого не жалели; с ликованием жгли монастыри и монахов. Выкалывали пленникам глаза, подрезали поджилки, выворачивали кишки и легкие, так, чтобы человек походил на орла, сдирали с головы кожу с волосами. Но умели и умирать. —С военной песней на устах умер, брошенный в яму, где кишмя кишели змеи, Рагнар Лодброк.
Атли требовал от пленного героя Гуннара, чтобы тот открыл ему, где спрятаны сокровища Нифлунгов. —«Хочу, чтобы сперва ты принес мне, —смеясь ответил Гуннар, —сердце моего брата Хёгни, окровавленное сердце, тупым кинжалом вырезанное у этого героя, из груди этого княжеского сына». На блюде принесли Гуннару сердце раба Гиалля. —«Это сердце трусливого Гиалля. Не похоже оно на сердце отважного Хёгни; даже на блюде оно сильно дрожит; еще пуще дрожало в его груди». —Смеялся Хёгни, когда разрезали ему грудь до самого сердца... и не думал плакать. —«Вот, —спокойно сказал Гуннар, —сердце отважного Хёгни. Не похоже оно на сердце трусливого Гиалля; теперь, на блюде, оно едва дрожит, и такой дрожи не знало в груди Хёгни. Далеко от тебя, Атли, и всегда далеко будут наши драгоценности, наши сокровища! Теперь я один знаю, где укрыты все сокровища, все богатство Нифлунгов. Нет ведь больше среди живых Хёгни. Не был я спокоен, пока живы были мы оба. Но теперь я спокоен, ибо один остался жив».

Вот каковы были идеалы этих людей! —Хотя сам народ, и даже народ - войско был иным, эти герои и эти идеалы характеризуют, тем не менее, сам народ, ибо происходят из него и актуализуют его потенции.

категория: подразделы / печать
2 июня 2012 (1818 дней 9 часов назад)
« Выражение Тацита | Долг германцев »

Добавить комментарий к «Еще различима природная религия»
Имя

E-mail

Домстраница

angry evil grin laugh sad smile wink 



 
 
 
 
  Город Тильзит, Восточная пруссия - Die Stadt Tilsit, Östlich Prussia     ремонт вакууматоров, f?r kvinnor|Блок хаус бревно цена узнать больше.