Тильзит

1552 - 1945

     
   
 
 
     
 
СОВЕТСК
 
   
Формировались они, когда какое-нибудь одно усилившееся воинственное племя покоряло другие. Но никакое племя не могло организовать своей империи, само не обладая сильной государственной организацией. Началом и основанием социальной и политической жизни был род — естественное единство семей, верящих в общность своего происхождения. Германская семья —живой организм, живая социальная личность. А живая социальная личность —это такое множественное единство, которое, не существуя вне образующих его индивидов, актуализируется и проявляется в каждом из них, а каждый из них действием и жизнью актуализует, хотя и своеобразно, это единство. Римлянин времен империи —прежде всего индивидуалист, живущий сам по себе, словно бы и не был он индивидуацией семьи. Германец —отнюдь не индивидуалист, поскольку в его жизни и деятельности живет и действует, можно сказать, его семья. Его воля и мирочувствование — это воля и мирочувствование его семьи. Он —лицо своей семьи, а не собственная личность, и силен силою своей семьи. Разумеется, это моя социальная метафизика, но ее превосходно и неожиданно подтвердил... Тацит, говоря об обычаях германцев.

Существовало несколько германских народов, не позволявших вдове вторично выходить замуж: женщина выходила замуж только один раз, чтобы «любила мужа не как мужа, а как само таинство супружества, как самое семью», ne tanquam maritum, sed tanquam matrimonium ament. He девушка приносила приданое, а юноша —и какое приданое! Это не какие-нибудь украшения римских дам, а быки, конь, щит, копье и меч. «Приносящий такое приданое берет в жены девушку, а она, в свой черед, вручает мужу оружие. Это —крепчайшая связь, священное таинство и боги бракосочетания». Жена с самого первого дня —сотоварищ мужу в трудах и опасностях. Она ведет хозяйство, работает, поскольку воинственный лентяй - муж работы не любит. Во время боя жены страшным криком ободряли павших духом воинов. Sic vivendum, sic pereundum.

Семья —это определенная индивидуальность; редко кто кроме магнатов имел несколько жен, однако: non libidine, sed ob nobilitatem. Эта семейная индивидуальность проявляется, точно бы воплощается, поскольку приданое и подарки молодой составляют семейную собственность, пуще ока оберегаемую родителями и наследуемую детьми. Но куда очевиднее семейная индивидуальность проявляется в социально - психической жизни, актуализируясь и сосредоточиваясь, прежде всего, в ничем не ограниченной власти отца, —отцовском «munt», или мундии. Ребенок —часть семьи, domus pars. Отец может продать его в неволю, убить, хотя убийство ребенка считалось большим грехом: numerum liberorum finire aut quemquam ex agnatis necare flagitium habetur. Отец патриархально правил семьейкаждый обязан держать ответ за всех, и все за каждого. Наследовалась не только собственность, но и согласие и раздоры. Однако сначала —по общему соглашению, затем —обычаем установленным денежным штрафом, —германцы начали искоренять произвол и кровную месть. Первые варварские законы —Lex Salica, Leges Visi - gothorum, Burgundionum, Baiuvariorum, Lex Ripuaria —суть не что иное, как список таких штрафов и вергельдов.
Общее происхождение, общие боги и общий культ, наконец —социальное бытие объединяли отдельные семьи в более крупные единицы —роды. Род, большая семья, которой управляли старейшины или отец самого влиятельного семейства, в древности имел огромное значение. Но и позднее он оставался самой крепкой после семьи социальной единицей. Мы видели уже, что роды наделялись землей, и местности, в которых германцы поселялись деревнями, часто были местами проживания самих родов. Правда, коммунистической аграрной общины род, как сказано не составлял; зато единственный способен был защитить индивида: семья была для этого слишком слаба и мала. Весь род мстил за оскорбленного сородича. Вольно или невольно отказавшийся от своего рода человек становился диким зверем, «волком», «варгом», которого всякий мог обидеть, взять в плен или убить. С образованием государства только род мог свидетельствовать о верности данной человеком клятвы, ибо то была клятва всего рода. И с врагами роды бились, стоя один подле другого.
В таких условиях семьи часто сходились, образуя искусственное родство. Это искусственное родство, эти упоминаемые Цезарем cognationes hominum qui ипа coierunt показывают, между прочим, что не следует представлять себе социальный строй германцев слишком упрощенно и единообразно. Люди благородные и богатые могли обойтись без обедневших семей своего рода. Реальным значением род обладал для тех семей, которые жили в одном селе. Но что мог он значить для тех, кто жили отдельно, далеко друг от друга —utfons, ut campus, ut nemus placuit ? К чему заботы рода человеку бедному и изнуренному работою?

Добавить комментарий к «Начало и основание социальной и политической жизни»
Имя

E-mail

Домстраница

angry evil grin laugh sad smile wink 



  измененная стоимость охранных услуг в 2012 году
 
 
 
  Город Тильзит, Восточная пруссия - Die Stadt Tilsit, Östlich Prussia     Труба на 150 цена посмотреть.