Тильзит

1552 - 1945

     
   
 
 
     
 
СОВЕТСК
 
   
Бог с ними; во всяком случае, вожди племен ежегодно выделяют землю родам и совместно живущим семьям, а по истечении года заставляют их переходить на другие земли —in annos singulos gentibus cognationibusque hominum, qui una coierunt quantum et quo loco visum est agri attribuunt atque anno post alio transire cogunt. Выходит, германцы не знали, что такое земельная собственность: neque quisquam agri modum certum aut fines habet proprios. Не было, по утверждению Цезаря, земельной собственности и у свевов —privati ас separati agri apud eos nihil est, свевы же —gens longe maxima et bellicosissima Germanorum omnium. Из цитованного высказывания, однако, не следует еще, что весь род сообща возделывал выделенную ему землю и что земельное хозяйство не было индивидуальным. Цезарь говорит только, что у свевов не было земельной собственности. В самом деле, нельзя говорить о земельной собственности, об индивидуальной или семейной земле, если германцы каждый год переселялись с места на место; ведь сам Цезарь прибавляет: neque longius anno remanere uno in loco colendi causa licet. Но недаром свевы, согласно характеристике Цезаря, —наиболее воинственный германский народ, насчитывавший 100 пагов. —Ежегодно они призывают на военную службу 100.000 человек, а оставшиеся работают на земле: reliqui, qui domi manserunt, se atque illos alunt. Однако и это не заставляет нас предполагать, будто хозяйство германцев было общим. Чтобы коммунистическое хозяйство было прибыльным и вообще могло существовать, необходима хорошая земледельческая техника. Как могла существовать, и кому нужна была коммунистическая организация труда, если каждый год вспахивались новые земли, если пахала поле самая примитивная лошадь или же копошились на пашне бабы да едва волочащие ноги старики? Правда, не столь уж примитивно было даже земледелие германцев - кочевников, и, по свидетельству самого Цезаря, на новых землях они поселялись propter loci fertilitatem, propter bonitatem agrorum. И все же, чтобы воображать себе примитивный аграрный коммунизм, нужно без меры любить никому еще не ведомое коммунистическое отечество, а не заниматься исследованием истории; тут потребна не гегелевская уже, а марксистская «философия». Ибо земледелие изначально было и по сей день остается промыслом отдельного человека, отдельной небольшой семьи. Воинов кормить земледельцы могли и проще, —отдавая им часть урожая. Требовать от земледельцев продуктов могли и племенные вожди, как того нередко требовали от побежденных врагов или союзников. Тацит говорит, что германцы отдавали своим вождям часть скота и зерна, quod pro honore acceptum etiam necessitatibus subvenit.

Сторонники аграрного коммунизма древних германцев не хотят верить рассказу Цезаря о демократически - эгалитарных соображениях германской власти. Цезарь, правда, многое домыслил. Описывая жизнь германцев, он стремился популяризировать программу римских демократов и многое понял превратно. И все же соображения эти признать проще, нежели теорию марки. Вынужденные непрерывно воевать и искать новых земель, германцы, как их описал Цезарь, подчиняли организацию своей жизни военным интересам. Переходя почти ежегодно с одного места на другое, они не могли слишком усердно заниматься земледелием, потому вновь возросло значение животноводства. Племенные вожди, местами —военачальники получили, конечно, большую власть. От имени народа они занимали завоеванные земли, наделяли ими роды и семьи, надзирали за земельным хозяйством, кое-где, возможно, и возник «военный социализм». Сомневаюсь только, чтобы власти принуждали германцев каждый год переходить на новые земли. Германский народ —не какая-нибудь зернофабрика или «колхоз»; и власть, несомненно, о войне и добыче думала больше, нежели об организации земельного хозяйства. Германцы постоянно меняли земли, —таково уж было их земельное хозяйство. А Цезарь, видя, что германские «магистраты» делят землю между родами, вообразил, что те же «магистраты» заправляют всем на свете и даже transire cogunt. Римской земельной собственности у германцев не было, но хозяйство они вели, полагаю, индивидуально, и даже во времена Цезаря и «переселения» были среди них крупные помещики. Чем же иным отличались от простых людей все эти principes и magistratus, не говоря уже о герцогах и конунгах?

По словам Hoops 5 а переселение германцев следует представлять «nicht als blosse Kriegsexpeditionen, sondern als langsame, etappenweise Wanderungen mit kiirzeren oder langeren Ruhepausen und Niederlassungen ». Земледельцы германцы искали земель, коих в Римской империи было великое множество, особенно —с III века, когда резко сократилось население империи, а плодороднейшие земли пришли в запустение. Сами императоры отдавали пленников германским помещикам; эти германцы становились колонами. Мы говорили уже о Если земледелие вынуждало германцев кочевать, то благодаря относительной его примитивности им было еще легче делать это. Германцы не отказались окончательно от животноводства и еще во времена Тацита радовались своим стадам. Они все еще были подвижны —подвижны и воинственны! Точно унаследовали склонность к экспансии, отличавшую лигуров, индоевропейцев и кельтов, а в V веке проявившуюся в империи гуннов. Легко и скоро создавали они большие союзы, или империи разных народов, а не одних только германцев, но еще легче и скорее эти империи распадались. В германцах в примитивном виде бушевала та же стихия, которая в свое время создала Римскую империю, и все еще ее поддерживала. Только так можно объяснить политику как восточных, так и западных конунгов. Но, лишь романизировавшись, германцы усвоили принципы государственной организации. Вообще же все германские империи были слабо организованы.

Добавить комментарий к «Вожди племен»
Имя

E-mail

Домстраница

angry evil grin laugh sad smile wink 



 
 
 
 
  Город Тильзит, Восточная пруссия - Die Stadt Tilsit, Östlich Prussia     гравировка по металлу выполняется лазерным в Москве