Тильзит

1552 - 1945

     
   
 
 
     
 
СОВЕТСК
 
   
Перевод с немецкого Светланы Белшевиц, Рига, 2008 г. Пожалуй мои воспоминания должны начаться с того, как мы в 1939 году прибегали на "Дойчештрассе" (улица Гагарина), когда там снимали художественный фильм "Путешествие в Тильзит", чтобы посмотреть на известных актеров, например, Кристину Зудербаум во время съемок . Однако нет. Я хочу изобразить самого себя во время ярмарки на «Дойчештрассе, на популярной прогулке по галантерейным лавочкам » , где торговля была куда более оживленной, чем на "Ноештрассе»( улица Победы). Галантерейные ряды действительно создавали приятное впечатление, несмотря на то, что сюда примешивались ароматы маринованных огурцов и соленой сельди, идущие из больших деревянных бочек! Я вовсе не воспринимал этот запах как неприятный, даже, наоборот, более соответственный, чем стерильная атмосфера современных супермаркетов: то, что продавалось, пахло как раз тем, чем надо пахнуть. Итак, в то время когда я интересовался сомнительным содержанием бочек, мой брат отправился к продолговатой, красного цвета картонной коробке с белыми полосами, и, через некоторое время, уже нанизывал на себя... пестрых змей длиной примерно 50 см. Это были почти натуральные копии ужей, гадюк и других ползучих гадов, сделанные из вспененного желатина и сахара. При отсутствии возможностей современного высокотехнологичного очковтирательства – тогда это было, действительно, великое изобретение -«раздутое нечто» - при откусывании этих змей, и после нескольких жевательных движений, рот , действительно, оказывался полный жевательной резины. За наши карманные деньги в 30 пфенингов в неделю мы приобретали 2 пестрых роскошных экземпляра. Мой брат сразу же лишал меня моей "гадюки", мотивируя тем, что они мне не полезны, как маленькому, и он, к моему же благу, тут же ее съедал! В виду того, что такое обоснование едва ли могло удовлетворить меня, я приноровился молниеносно прятать вновь приобретенных рептилий в один из карманов моих брюк, который еще не был наполнен всякой разностью собранной в течение дня. После жевательной резинки, следующий интерес представлял дом № 21, у входного портала которого была 4-ступенчатая лестница, вдоль нее расположились 2 каменных льва, которых можно было «использовать» для верховой езды. К сожалению, это удовольствие никогда не продолжалось долго, так как вскоре после нашего восседания на львов, нас изгоняли громким окриком, потому что мы нашими резиновыми каблуками оставляли на львах черные полосы. И даже живший здесь, спасатель наших семейных недугов - доктор Ленгеманн, нас не поддерживал. До него у нас был доктор Воеде из "Высокой улицы", который жил и практиковал в шикарном доме, в подъезде которого была широкая лестница, покрытая ковром, который вдоль стен "сопровождали" перила из толстых, обвитых красным бархатом, канатов. Тогда Ленгеманну надо было предпринять посещение больного на дому, он использовал велосипед, при этом он одевал полосатые брюки, черный сюртук и цилиндр. Несмотря на то, что он был известной личностью в городе, он не боялся выглядеть чрезвычайно стильным человеком. Дом № 21 на Дойчештрассе. Дом № 21 на Дойчештрассе.

Постепенно змеи и львы стали терять для нас все больше и больше свою притягательную силу. Нас стали интересовать два велосипедных предприятия - Альтманна и Лоренштейда, главным образом из-за моего брата. Усердно обсуждались преимущества и недостатки шин: полный баллон, пол-баллон или четверть баллона, в зависимости от разной величины размещенного там воздуха Наконец, моему брату удавалось подействовать на твердые принципы экономии отца, после чего компактный велосипед по имени "Torpedo" с одноименной втулкой свободного хода торжественно был принят в нашу семейную идиллию. Немного дней спустя, рама и переднее колесо были деформированны: это произошло при выезде на Фабрикштрассе (улица "Искры"-прим.пер.) со стороны Мельничного пруда, короче, там ему просто помешали, и, несовершенная тормозная техника привела к тому, что, он протаранил какие-то ворота.. У пострадавших оказывались компетентные целители - доктор Ленгеманн для шишки головы, а для его «коня» - фирма Альтманна. Нет большей неприятности, чем необходимость отчитываться перед родителями. Но. Мать приняла, даже радостно, от тети Лоттесы велосипед, а это был продукт фирмы «Rixe», определенно высокого качества, комфортный и даже снабженный, особенно предпочитаемыми полными дамами, шинами низкого давления. Чтобы предпринимать теперь семейные »колесные прогулки», отец сначала брал взаймы стального коня у одного бережливого старого знакомого, но потом приобрел представительный драндулет по имени "Polo" от Лоренштайна: красно-коричневый лакированный, с золотыми декоративными полосами. У него имелось, несомненно, подходящее для меня, поперечное седло из морских водорослей, а для моей матери - чемодан "Rako", на заднем колесе, куда можно было уложить провизию и перевязочный материал. На мощенных булыжником улицах, как на нашей "Фабрикштрассе", наша мама, на своих мягких и упругих шинах низкого давления, была, без сомнения, в выигрыше. Но, на ровной, мощенной плитами "Дойчештрассе" она отставала, и ехала всегда за нами из-за более маленького диаметра ее колес. Так как, однако, велосипедам иногда не хватало стабильности, были неизбежны и кожные ссадины. Здесь помогала только мазь, быстрее и более основательно, чем все другие медицинские средства, - и она имелась исключительно в одной из тильзитских аптек. Была ли это аптека «Короны», «Сокола» или «Зеленая аптека»? До сих пор помню запах горько-пахнущей мази. Эта была эксклюзивная антисептическая мазь цинкового бора! Наконец, незадолго до начала войны объектом следующего интереса моего брата стал магазин скобяных изделий Штруве. Почему? - Ах да, там стали доступны пневматические. Брат достигнул цели почти точно тем же способом, как это удалось ему при велосипеде, - и к рождеству в 1938 он получил пневматическую стрелковую винтовку. Это был успех! Для этого приобрели еще пулеуловитель с мишенью. Кроме того, Штруве пожертвовал цилиндрическую коробочку со свинцовыми пульками. Когда стрельба по мишени слишком стала скучной, мы стали сбивать модели самолетиков, которые накопились под потолком нашей детской комнаты. Хотя когда-то в них был вложен огромный труд – они были нарезаны из листов картона, сформированы и склеены, - но теперь им была «объявлена» война! По-видимому, мать также радовалась этому, потому что они сделались маленькими ловцами пыли. А выстрел освобождал их от нее. Кроме того, отец имел еще в доме пакет гипса, и как художник устранял следы всех промахов и пробоин на потолке и по стенам комнаты.. Тем более, что обновление детской комнаты стало необходимым. Незадолго до успешного конца наших "мероприятий противовоздушной обороны" воздух кончился, благодаря испорченному поршню! При отсутствии доступных запасных частей не появлялось желание какого-либо ремонта. Поэтому стрелковое оружие было отправлено в угол чулана и предоставлено своим мечтам до конца своих дней. Прошло еще немного лет, и Дойчештрассе, обрамленная руинами предстала печальному взору. А мой брат стал солдатом, на войне, из которой для него уже не было возвращения домой.

Источник: Сайт Советска


категория: статьи / печать
14 февраля 2010 (2780 дней 20 часов назад)
« Что соединяет королеву Луизу и Тильзит | Дом Блаурока »

Добавить комментарий к «Рассказ \"Однажды на Дойчештрассе\"»
Имя

E-mail

Домстраница

angry evil grin laugh sad smile wink 



 
 
 
 
  Город Тильзит, Восточная пруссия - Die Stadt Tilsit, Östlich Prussia